Sexual Botaniq
небо рухнет на землю, перестанет расти трава. он придёт и молча поправит всё.
что ни скажешь - станут водой слова.
чьи-то - огненной, чьи-то простой из крана.
моя Ева давно, так давно мертва,
но она была лишь клоном ребра Адама.

будет день - будет новый спор,
кто за кем должен жить или сгинуть в бездну.
но решение вынесет режиссёр,
а до этого споры все бесполезны.

и ремарки у главных слов говорят о том,
что никто не в праве сыграть без роли,
вырываем листы, оставляем их "на потом",
а потом не вспомним главного из-за боли.

вытираем глаза пыльным бархатом у кулис,
и выходим на с цену с честной живой улыбкой,
чтобы снова сыграть, чтобы жизнь прожигать на бис,
и пытаться - в этот раз без ошибки -

угадать, где чья роль, кто за кем стоит,
кто появится в третьем, в четвёртом акте,
вечно слушая слёзы и смех актрис,
не сумев позорно сбежать в антракте.